Jan. 9th, 2017

basis211: (Default)


 
Substantialis Forma Latens на комплексе была валютой дорогой. За три зерна из-под прилавка буфетного могла работница расписку получить на восемь бочек психосилы, запас хвостов селедочных на год, пять накладных на Лунусов ходячих, двенадцать Одобрений, да что там говорить, сменять их можно было на цистерну гептила, заправить гроболет и улететь на этом топливе на сам Альдебаран, коль скоро фантазия такая пришла бы в голову кому-нибудь на "Эре".
 
Но зернышки субстанциальной формы были очень уж редки, и мало кому известно было, где их добывать.

⚡ ⚡ ⚡
 
Совсем другое Милью волновало - хотела сделаться она Ворожеею Тайной Буквы, на коде буквовом писать, как пишут операторы центральных Кандыбоберов на "Эре". Мечты такие были очень необычны для девушки...
 

В своей светелке скромной по вечерам она почти до исступленья доходила, разматывая странные клубки историй невозможных, которые могла бы она наворожить, коль скоро знала бы команды Букв, как командир БуквОвого отдела, на мощном кандыбобере ведущий прокладки курса для больших скапслуков. Прекрасных персонажей вереницы, то четко проясненных, то туманных красавцев и уродов, злодеев, нежилых и командиров, светящихся суггестий, мрачных тварей, неистово кружились в хороводе, вступали в диалоги, отправлялись в дальний путь и там переживали множество событий, любили, ссорились, дрались, встречали чудищ, дев прекрасных, шли по краю бездны, переживали катастрофы, холод, жажду, смятение и ужас, радость, горе, бросались в бой, скитались, умирали, лед прорезали, рвались сквозь огонь. Фантомы шевелились, как живые, пути и тропы появлялись вдруг, нездешние огни мерцали по светелке, на стенах проецируя созвездья дикие, картины и пейзажи. Поэт, отшельник и герой, как говорилось в старой книге, в своих одеждах нелепых брели послушно по рекурсивным кривым кристаллов жидких, в своих пределах тихо угасая. И существа, и люди, дивный танец событий и страстей, интриг и радостей, судьбы и шпионажа вели в мечтах ее с такою согласованной гармонией, с таким изяществом себя соотнося с невидимым рисунком вытканным в замысловатых коврах пространства, тьмы и света, что весь летучий цирк внезапно обретал стальную строгость формы, такую что архитектор лучший лишь способен придать творенью своему, и то не каждому.





Page generated Aug. 23rd, 2017 09:57 am
Powered by Dreamwidth Studios